Храм Успения Пресвятой Богородицы

О храме Церковно-приходской
совет
Праздник
успения
Статьи
о храме
Памятники

   история храма | возведение храма | гости храма | святые иконы храма | контакты


история храма


Храм равноап. Марии Магдалины на Малой Охте. Существовал с 1762 г. (дерев.), каменный с 1778-1781 гг., перестр. в 1849-1857 гг. Закрыт в 1938 г. Разрушен в 1960-х гг. одновременно с кладбищем


   Район Малой Охты, где находится храм Успения Пресвятой Богородицы, - место, известное издавна, оно связано со многими страницами истории Петербурга-Петрограда-Ленинграда. Первое упоминание о реке Охте встречается в Новгородской летописи под 1300 годом.
   В XVIII веке здесь было заложено кладбище, где хоронили не только охтян, но и петербуржцев из других частей города. В середине XIX века старая кладбищенская церковь во имя св.равноапостольной Марии Магдалины была перестроена. В 1938-м году церковь закрыли, арестовав ее последнего настоятеля новомученика протоиерея Иоанна Лескова. Чудом храм уцелел, и, как это водилось тогда, был со временем превращен в кинотеатр и, уже в 1960-е, обезглавленный, лишенный всякого архитектурного декора, был полностью уничтожен.
   Кладбище под предлогом социалистической реконструкции, было решено стереть с лица земли в 1930-е годы. (Около двадцати старинных кладбищей и некрополей Петербурга было уничтожено тогда, тысячи могил подверглись поруганию). Уже к войне это был практически пустырь. Может быть, уцелели лишь отдельные надгробия. Но с началом блокады Ленинграда каждое место, связанное с традицией погребения использовалось для стихийно возникавших братских могил и отдельных захоронений. Нет сомнения, что и здесь, на бывшем Малоохтинском кладбище лежат останки тех, кто погиб от голода и холода в осажденном городе.
   После войны, однако, кладбище было полностью уничтожено. И территория между Новочеркасским проспектом и берегом Невы долгое время оставалась неухоженным пустырем. В 1980-х годах здесь появились здания ассоциации "Ост-Вест" - известной и уважаемой в нашем городе организации, занимающейся торговым, ресторанным бизнесом. Ее основатель и руководитель - Валентин Леонович Ковалевский - человек, который положил своей задачей восстановление традиций русской православной духовности. Он много думает об этом и много делает. Он решил выделить средства на сооружение нового храма, который заменил бы для местных жителей уничтоженный храм св. равноап. Марии Магдалины. В 1994 году была образована инициативная группа и началась работа над проектом храма. Сразу было решено, что церковь будет строиться только на добровольные пожертвования, без привлечения средств из госбюджета.
   Во время обсуждения вопроса, каким быть этому храму, родилось решение о посвящении его Успению Божией Матери. Почитание Пресвятой Богородицы - важнейшая традиция Православной Руси. До революции в Петербурге было больше дюжины храмов, посвященных этому празднику, а не осталось ни одного…
   На строительство церкви общину благословил приснопамятный владыка Иоанн (Снычев), которого все мы с благодарностью вспоминаем. Это был выдающийся богослов и человек праведной жизни, который своей проповедью многих ободрял и утешал в наши печальные и суровые дни.
   Во время проектирования храма изменялись архитектурные решения, увеличивались его размеры, силуэт. Он должен был стать не каким-то случайным элементом застройки Малой Охты. Он мыслился не только духовной доминантой этого места, но и важной постройкой городского значения. И выбор места близко к берегу Невы, и его размеры (высота храма более 30 м, он виден издалека), - все это формирует панораму невских берегов, месторасположение очень ответственное. Если мысленно прочертить треугольник, один из концов которого будет исходить от Александро-Невской Лавры к Воскресенскому Новодевичьему (Смольному) монастырю, то третьей точкой треугольника окажется Успенский храм. И его архитектурное решение, напоминающее лучшие образцы древнерусского зодчества, оказалось достойным этого соседства.
   В проектировании строительства церкви принимали участие профессиональные архитекторы, но надо сказать, что здесь многое зависело и от личных усилий настоятеля храма протоиерея Виктора Ерошенко и ктитора В. Л. Ковалевского. На время строительства храма была сооружена небольшая деревянная церковь, где ежедневно совершались богослужения. И с самого начала богослужебной жизни церкви была заведена традиция поминовения людей, погибших в блокаду.
   Во время строительства храма жители города, ветераны, родственники - все те, кто помнил своих близких, погибших в блокаду, имели возможность за символическую плату приобрести кирпичики для строительства храма, на которых многие писали имена тех, кто погиб в годы блокады, о ком они помнят, кто никогда не уйдет из их сердец. Больше восьми тысяч кирпичей с именами жертв великой и несравнимой ни с чем беды, которая постигла наш город в 1941-44гг., сложено в стены Успенского храма на Малой Охте.
   Этот храм стал данью памяти и выражением нашей бесконечной признательности тем, кто погиб. И нашей вины перед ними, потому что, к сожалению, в блокадном городе далеко не все было сделано тогдашними властями для помощи ленинградцам, для спасения людей. Половина жителей Ленинграда погибла в то блокадное время… Поэтому особенно важно то, что храм строился без участия властей, как символ народного уважения к памяти погибших, как знак народной любви.
   Юрий ПИРЮТКО, хранитель Некрополя Александро-Невской Лавры

в русле традиции


   Строительство Блокадного храма на Малой Охте является продолжением старинной традиции. Первые храмы-памятники появились еще в Древней Руси, когда в память о важных военных, исторических событиях ставились не монументы, как в Западной Европе, а храмы, часовни, поклонные кресты. Позже эта традиция развивалась и получила особенное выражение в Петербурге.
   В Петропавловском соборе со времен Петра I хранились военные трофеи, взятые в сражениях Северной войны и всех воин XVIII века. Казанский собор - это памятник победе в Отечественной войне 1912 года, где хранились трофейные знамена, ключи от взятых русской армией крепостей.
   В Петербурге строилось много полковых храмов. Спасо-Преображенский всей гвардии собор - образец такого полкового храма. Здесь хранились и полковые иконы, бывшие с полком на полях сражений, и церковная утварь, пожертвованная храму в память о героях, погибших за Родину, и гвардейские, и трофейные знамена, и полученные полком награды. На стенах собора находились памятные доски с именами погибших за Родину героев. В отдельных витринах хранились мундиры императоров - шефов полка.
   Мы видим, что традиция эта не случайна и полностью соответствует русскому патриотизму, русской религиозной философии. Ведь в чем смысл воинского подвига? Для того, чтобы человек мог пойти на смерть, перед ним должна стоять цель, которая превышает человеческую жизнь, которая находится не в земном пространстве, а в над-мирном. То есть цель, освященная Богом. И мы знаем, что русские воины испокон века сражались "За веру, Царя и Отечество". Нет больше той любви, чем положить душу свою за други своя. Эта евангельская истина в полковых храмах, храмах-памятниках проявлялась наглядно. Помещение военных реликвий, увековечивание имен героев символизировало их приближение к Царству Небесному через подвиг, через отдание жизни за други своя.
   И смысл создания Блокадного храма представляется таким же, соответствующим древней традиции. Люди, которые погибли во время блокады: умерли от голода, холода, бомбежек и артобстрелов, при защите этого города - погибли за нас с вами, за наше Отечество. И неважно - от обстрела или голода пришла смерть, это - подвиг. Они не пустили врага, не дали фашистам уничтожить город, народ, нашу веру. И они достойны этого памятника, этого храма. В каждой ленинградской семье есть погибшие. И нам, городу нужно такое место, где можно помолиться о тех, благодаря которым выстоял Ленинград, благодаря которым мы с вами сейчас здесь живем. И замечательно, что есть в городе такой храм.
   Елена ИСАКОВА, историк